Freelove : пейзаж после битвы

Америка, 60-е. Фестиваль под открытым небом. Тысячные толпы длинноволосой молодежи, одетой в цветное тряпье, съехались, сползлись, слетелись, прибыли в это живописное место, для того, чтобы здесь манифестировать свою свободу. Они целуются и танцуют обнаженными, они балдеют и кайфуют в трансе, совокупляются и сливаются с природой, растворяются в музыке, молясь своим рок-богам. Нескончаемый праздник творчества, самовыражения, любви и экстаза. Сплошной восторг. Свобода и молодость. Море секса. Вот вам апогей сексуальной революции.

Так что же произошло? Как такое могло стать возможным? И вообще, была ли она? А если была, то что мы с этого имеем, в конце концов?

Вот что говорит словарь: «Сексуальная революция — процесс радикальной ломки традиционных норм, ограничений и запретов в сфере сексуальных отношений…» Не густо. Попробуем отмотать эту пленку назад. Припомним, как любились наши предки.

Потерянный рай

Не секрет, что за время своего существования хомо сапиенсы к сексу относились по-разному. И занимались им тоже по-всякому. Впадали, так сказать, в крайности. Как гласят все легенды и мифы, вначале был рай. Хочется верить, сексуальный. Царил матриархат, правили женщины. Все было хорошо, и никто не смотрел на половой акт как на нечто «этакое». Наверное, фраза «чего хочет женщина – того хочет Бог» - это и есть то немногое, что сохранилось у нас с тех туманно-эротических времен.

А потом начался так называемый «прогресс». Миром стали править самцы. Самый сильный – альфа самец – становится вождем и получает самую лучшую женщину. Возникло понятие «материальные ценности», и прекрасную половину человечества начали рассматривать как одну из них. Секс становится товаром. Женщина осваивает свою «первую профессию».

С тех пор люди тоскуют об утерянном сексуальном благополучии.

Уже во времена древнегреческой гетеры Таис Афинской сексуальный мир детства человечества воспринимался как «Золотой век». И это при том, что у самих древних греков с сексом все было налажено неплохо. Начиная с их Богов и Богинь, с их бесконечными браками и изменами, сценами ревности и сексуальными приключениями. Герои античности не считали нужным делать проблемы из своих желаний. Идейный гомосексуализм обоих направлений не поощрялся, как занятие бесперспективное. На этом моральные ограничения и заканчивались. Скажем, в Спарте, стране идеальных воинов, бисексуальность была нормой жизни. Отряды несокрушимых бойцов были сплочены не только воинской дисциплиной. Считалось, что ученик через семя учителя получает и его мудрость, так что… Опять же остров Лесбос.

Но – «прогресс» не стоял на месте. Римляне, в отличие от греков, были очень озабочены строительством сильного государства. Отсюда – и весь их беспредел на сексуальной почве. Вспомним гигантские оргии, которые устраивал император Калигула. Для правящей элиты участие в них почиталось государственным долгом. Более того, по приказу императора, знатные римлянки должны были в определенные дни отрабатывать в публичных домах. Вырученная наличность пополняла государственную казну.

Разврат сгубил Рим, и маятник качнулся в обратную сторону. Пришло Христианство и наложило табу на сексуальное наслаждение как таковое. «Держите чресла свои в тяжести, срамной уд в голоде… ибо заповедано нам плодиться и размножаться, но не заповедано срамом услаждаться». Ну, и конкретные ц.у. типа: «Аще жена мужа сверху оседлает, то сатана его седлает и понуждает, и богопротивно то превосходство жены над мужем…» Кстати, кем именно заповедано все вышесказанное, до конца не ясно. Мы не знаем, что говорил о сексе Спаситель, в священном писании об этом ни слова. Также мы не имеем никаких данных о сексуальном поведении самого Иисуса. Известно только, что в самый главный период жизни Христа рядом с ним была женщина, которая его очень любила. И что эта женщина была очень сексуальной...

Так или иначе, пуританство восторжествовало и стало главенствующей доктриной той части человечества, которая особенно усердствовала на ниве технического прогресса. Можно только гадать, зачем это было нужно. Возможно, стоя на пороге Большого Технологического Прорыва, цивилизации требовалось посублимировать, чтобы направить сексуальную энергию в другое русло.

Бойтесь воздержания

Именно этот момент в истории мы можем смело считать отправной точкой в формировании предпосылок грядущей Сексуальной Революции. Весь последующий период, включая столетия средневекового мракобесия, эпоху Возрождения, и период становления капитализма, назовем для ясности, эрой сексуального затмения. Все это время люди сражались за секс как могли. Множество безымянных героев сложило голову в боях за свободу любви. История сохранила для нас имена лишь двоих великих бунтарей, посмевших бросить открытый вызов официальной морали современников. Пользуясь современной терминологией, их можно смело назвать сексуальными революционерами.

Вот Казанова - великий любовник. Парень взвалил на себя непомерную ношу: в одиночку осчастливить всю женскую половину человечества. Вот маркиз де Сад, безумный романтик, певец половых извращений. Ему хватило отваги воплотить наяву темные фантазии людей, чья сексуальность подавлялась веками. Эти судьбы - как признаки грядущего извержения. Оба героя - как две стороны одной медали, как два полюса человеческого естества, которое сегодня принято называть одним емким словом «либидо».

Всем известно, кто это слово придумал. Дедушка Фрейд был первым человеком, который смог сказать о проблеме так, что бы его услышали все. И даже остаться при этом в живых. Ему повезло. В 19 веке человечество было уже достаточно цивилизованным и не сжигало на кострах своих лучших мыслителей. Венский профессор поведал нам о том, что существует, оказывается, подсознание, где и спрятаны сексуальные страсти и желания. Их подавление провоцирует неврозы и всякий мрак, который, в масштабах всего социума, грозит глобальной катастрофой. «Ребята, вас обманывают, - с детской непосредственностью вещал добрый доктор. – Получать кайф от секса можно и даже нужно…»

Слово не воробей. Как и подобает врачу, Зигмунд Яковлевич хотел помочь страждущим, но его тексты сорвали башню миллионам. Вулкан закипел. Начался 20 век, за всеми революционными вакханалиями которого теперь (по Фрейду) так отчетливо прослеживается общая сексуальная подоплека. Страсти вышли из-под контроля. Просто чудо, что планета уцелела.

В начале века тут и там стали появляться люди, которые вели себя, мягко говоря, нахально. Сексуальные революционеры пошли плодиться пачками, и плоды их усилий не заставили себя долго ждать. Например, «сибирский старец» Григорий Распутин - рашен крейзи лав машин, архетип сексуально-неугомонного русского медведя, от образа которого до сих пор слегка содрогается западный человек. Можно сказать, что он своим мощным детородным органом так потряс основы Великой Российской империи, что та не выдержала и рухнула.

На красных знаменах Октябрьского переворота, кроме фраз «Земля – крестьянам» и «Фабрики – рабочим», было начертано так же «Свободная любовь». Пламенные революционерки мечтали о Большом Раскрепощении. Но, как и все большевистские посулы, это оказалось одним большим надувательством. Из тени выдвинулся очередной главный альфа-самец, великий вождь и учитель, и разгулявшиеся массы быстренько вернули в лоно семьи. Нечего тут, понимаешь!..

В это же время, в 20 годы, в чопорной Англии, развлекался по-своему еще один секс-революционер-одиночка, черный, белый и прочая маг по имени Алистер Кроули. Он добился больших успехов, перетрахав, по слухам, чуть ли не всех аристократок в Европе. Как певец Бездны, он устраивал немыслимые мистерии, где основой магических ритуалов была колоссальная энергия секса. «Зверь», как он сам себя называл, объявил новый закон, свое послание человечеству: «Делай то, что ты хочешь». Со временем маг надорвался, заболел, был забыт и умер, как бомж, под забором. Его не поняли.

Как не поняли и другого буревестника - ученика З.Фрейда, австрийского психолога и философа Вильгельма Райха. Последний, кстати, и придумал термин «сексуальная революция». Райх был коммунистом и накануне Второй мировой писал о неизбежности и необходимости сексуальной революции. Он попытался соединить идеи Маркса с теорией своего учителя и разработал теорию нового утопического сексуально-экономического государства, где все вольны любить, как хотят, а держава обязана обеспечивать своим членам стабильность и регулярность полового общения.

Коммунисты возмутились и исключили Райха из своих рядов. Джентльмены по другую сторону Железного Занавеса отпускали сальные шутки, дамы хихикали в веера. Народ отплясывал фокстрот под звуки джаза, пока железные дивизии двигались к местам сосредоточения перед решительным броском. Мир мужчин не мог придумать более идиотского развлечения, чем борьба за мировое господство. Потребовалось еще одно глобальное кровопускание и четверть века, прожитых в ожидании нового, и на этот раз уже окончательного самоуничтожения, чтобы прийти к простой мысли:

«Make Love, Not War»

Неизвестно, как звали хиппи, который придумал этот слоган, но это был вопль души. Сексуальная революция грянула, когда мир стоял на грани гибели в ядерной войне. Это чуть не случилось в 64-м, когда Хрущев отправил на Кубу ракеты с ядерными боеголовками. Серьезные дяди уже держали пальцы на красных кнопках. Вероятно, именно тогда у людей произошло массовое расширение сознания. Под угрозой коллапса людская витальность резко активизировалась. Дамы на пляжах разделись до немыслимых прежде пределов. Новые купальники, оставляющие женщину почти голой, назвали в честь атолла, где испытывали водородные бомбы.

К этому моменту очень кстати подросло новое поколение, которое было воспитано на фильмах с Мерилин Монро и песнях Элвиса Пресли. Имена этих просветленных секс символов, хочется надеяться, никогда не сотрутся из благодарной памяти человечества. Их явно заслали к нам свыше, чтобы в критический момент народы отвлеклись от гонки вооружений и подумали о более умных вещах. Поколение 60-х слушало рок-н-ролл, курило траву и пользовалось противозачаточными таблетками. Это дало им кураж и свежий взгляд на вещи. В середине 60-х тротуары Калифорнии, Нью-Йорка, Лондона и Парижа оккупировали первые живописные группки неряшливых, длинноволосых юношей и девушек. «Дети-цветы» - так они себя называли, были настроены весьма решительно. Они намеревались ни много, ни мало – перевернуть и исправить всю систему морально-этических ценностей западной цивилизации. Сломать старую культуру с ее двуличной моралью и потребительскими идеалами и найти новый путь, который ведет… куда? Ну, конечно же, в Золотой Век.

Главным словом у хиппи было «любовь». В этом они совпадали с Христом, в котором видели такого же волосатого любителя кайфануть на лоне природы, как и они сами. Серьезной критике подвергалось понятие «первородного греха». Юные сексуальные революционеры провозглашали «фрилав», с ясными глазами и обезоруживающими улыбками заявляя, что не имеют при себе ничего, кроме того, чем их одарила природа, и что они ничем не хуже Адама и Евы до их грехопадения. «Занимайтесь любовью, а не войной». И они занимались, экспериментируя с самыми разными формами половых отношений, воспринимая секс как оружие светлых сил и воплощение стремления к жизни. Тон, как это всегда бывает в любовных делах, задавали дамы. Противозачаточные пилюли расширяли сознание не хуже, чем ЛСД. Освободившись от страха «залететь», женское либидо подняло голову и пошло в наступление. Призраки древних женских божеств любви ожили и витали в воздухе. Джентльмены тянулись за своими леди, неосознанно подражая им во внешнем облике. Длинные волосы отрастили все, кроме солдат во Вьетнаме. Те отрастили их, вернувшись домой. Даже Рембо – и тот был патлатым.

Героями секс-революции 60-х были артисты, певцы и поэты. Они не были секс-гигантами. Скорее - вдохновителями, источниками-проводниками и трансформаторами сексуальной энергии масс, выплеснувшейся наружу. Самые яркие из них прожили недолго, сгорев, как праздничный фейерверк, в небе над веселящимися толпами. Каждый сыграл свою роль и внес свою лепту в дело сексуального освобождения человечества – начиная с «Короля ящериц», Джима Моррисона и заканчивая Линдой Лавлейс, исполнительницей главной роли в фильме «Глубокая глотка». Они пережили мгновения Большой Любви, взлетев высоко над бренной землей с ее реалиями, и остались там навсегда. Всем остальным предстояло жить дальше, пытаясь по ходу разобраться в себе и в происходящем.

Пиры и похмелья

К началу семидесятых стало ясно, что сексуальная революция победила – даже тем, кто отрицал сам факт ее существования. «Радикальная ломка» состоялась, причем в невероятно короткие сроки. Отношение людей к сексу принципиально изменилось всего за несколько лет Само слово «секс» из неприличного стало сначала модным, а потом просто нейтральным. По пуританскому восприятию полового акта и сексуальной техники, как чего-то изначально непристойного, был нанесен сокрушительный удар. Камасутра заняла место на одной полке с Библией. В начале 50-х Элвиса по телевизору показывали только по пояс, из-за его недвусмысленных па бедрами – «Боже, вы представляете? Это же могут увидеть дети!». В 72-м в тех же Штатах в больших кинотеатрах легально показывали порнофильм «Глубокая глотка» (эпохальная лента, снявшая с орального секса клеймо «извращения»), и вице-президент Спиро Агню давал интервью серьезным изданиям о своих впечатлениях от увиденного. Лет за десять до этого политик его уровня лишился бы кресла, узнай пресса о его визите в кинотеатр.

Да что там порнушка! В 90-х годах уже сам Президент, женатый человек, «погорел» на оральной интрижке со студенткой-практиканткой - и сохранил свой пост и семью после скандала. Его рейтинг в обществе даже вырос. Студентка нажила миллионы, настрочив книжонку о своем приключении, и раздавала автографы, не краснея ни на секунду. В наше время лояльность общества к сексу в христианских странах стала почти 100-процентной. Все попытки противостоять желаниям масс на государственном уровне потерпели крах. Дольше всех упорствовал режим в СССР. В итоге страну, в которой «секса не было», просто порвало на части. Но вернемся в 70-е. Это была самая сексуальная декада века. Что естественно. Чем занимаются люди после победы? Разумеется, пируют и ликуют. Быть сексуальным революционером стало модно. Холодные скандинавы вдруг воспылали. Самое горячее порно делали в Швеции. В разговорный обиход вошло понятие «шведская семья», и самая популярная группа тех лет под названием «ABBA» - две семейные пары – воспринималась именно так. Играла музыка диско - 120 ударов в минуту. Удобный, энергичный и очень пафосный ритм: как будто демонстрируешь, насколько тебе хорошо... Все одевались в тонкое и обтягивающее: чем наградила вас природа, было видно за километр. Марихуану, стимулирующую мозг, потеснил кокаин, стимулирующий желания. Колумбийские наркобароны круто поднялись именно в эти годы.

Апофеозом, символом и финальным аккордом эпохи стал клуб «Studio 54» на Манхеттене. Там гуляла элита планеты, самые знаменитые, богатые и сексуальные. Рок-звезды, актеры, магнаты: Мик Джаггер, Дональд Трамп, Сильвестр Сталлоне, Элизабет Тейлор, Фредди Меркюри, всех не перечесть. Хозяева клуба придумали любопытный «ход» для создания атмосферы заведения. К «коктейлю» из знаменитостей, имевших членские карточки, подмешивалась изрядная доза «простых смертных», которых «вручную» отбирали из огромной толпы, постоянно клубившейся у входа. В полумраке танцпола секс-символы и «люди с улицы» сливались в общую толпу, шалея от восторга свободы. Здесь им казалось, что мечта их сбылась. В «54» можно было все. Любые наркотики, любые удовольствия, секс на любой вкус – полный гедонизм.

«Мечта» просуществовала десять лет. Клуб открылся в апреле 1977-го и был окончательно закрыт в марте 1986-го. Первый раз его прикрыли в конце 79-го, когда его основателям Стиву Рубеллу и Иэну Шрегеру предъявили обвинение в уклонении от налогов. Финальная вечеринка под названием «Конец Гоморры наших дней» состоялась 4 февраля 1980 года. Спустя еще десятилетие половина завсегдатаев «Studio 54» умерли. Кто от наркотиков, кто – от СПИДа.

«И новая болезнь - она недавно вам подарена». Синдром приобретенного иммунодефицита напугал и заставил призадуматься всех. Церковь, само собой, немедленно заявила, что это «кара Господня за грехи наши тяжкие». И по сей день эту гипотезу сложно оспорить.

СПИД поставил точку на эпохе – но это не значит, что все вернулось на круги своя. Мир изменился и, похоже, это надолго. Теперь у нас – другие проблемы. Секс стал легальным, но мечта о Золотом Веке – то есть, о любви, свободной от социальных табу и давления товарно-денежных отношений – несбыточна, как и прежде. Наоборот, теперь на нашей планете секс – товар №1. Буквально все и вся продается и покупается исключительно под «сексуальным соусом». Как выразился Наполеон, большой мастер афоризмов: «Задумывают революции - идеалисты, осуществляют – фанатики, а плодами пользуются проходимцы». Когда придет новый Мессия, который изгонит торговцев из храма свободной любви – пока неизвестно.

P.S. «Sexy Sady»

Лучше всех, и мудрее всех были Битлз, потому что они были добры и наивны. Они любили подшутить, но без цинизма. Еще в 68-м Леннон пел о богине любви (а она уж точно спускалась в наш мир в эти славные годы). У греков ее звали Афродитой, но язва-Джон обращался к ней, как к дерзкой девчонке-красотке из соседнего двора: «Секси Сейди, ты что натворила? Ты поставила всех в дурацкое положение…»

Действительно, после сексуальной революции все как будто оказались без штанов в общественном месте. Вековые табу рухнули, и теперь решать, как жить и заниматься любовью, надо самостоятельно. Хотите экспериментов на сексуальной ниве – плиз, но вам же и выгребать из последствий. Можно сколько угодно распинаться о прелестях свободной любви и перспективах «открытого брака». Но попробуйте, пригласите в семейную постель парочку добровольцев – а потом поглядите на себя в зеркало. Что вы скажете, застав дочь в объятиях подруги? Или, самое меньшее, сына за просмотром порно-сайтов? Куда теперь деваться от этой свободы? И что это за свобода? Сексуальные образы валятся на нас потоком, масс-медиа словно свихнулись на голых телах и эротичных охах-вздохах, от этого уже тянет на рвоту. Порой, особенно вечером трудного дня, кажется, что тебя, по ходу, просто насилуют.

За что боролись, на то и напоролись. Куда катится этот мир? Трезво поразмыслив, хочется сделать вывод, который давным-давно сделал Вольтер, тоже большой любитель язвительных шуток. «Все к лучшему в этом лучшем из миров». На воле жить посложней, чем на зоне, но туда, тем не менее, не тянет. Фрейд предложил способ решения проблем личности: вытащить их из подсознания и анализировать, не ахая и не пугаясь. Вероятно, именно эта задача и была решена, когда коллективный разум человечества потребовал что-то менять в отношении к «личной жизни».

Теперь мы многое знаем о сексе и способны открыто о нем говорить. Человечество, наконец, смогло – по крайней мере, сделало попытку - признать свое животное начало, и теперь активно его изучает. Возможно, движение 60-х наметило и показало нам иные, более высокие состояния сознания? Идеалы вселенской любви, свободной от страхов, собственничества, эгоизма, корысти – остались далеки, но стали более очевидны. Возможно, как раз к ним мы - человечество - и движемся, петляя и заходя в тупики. Сексуальная революция продолжается, и все мы - на ее баррикадах.

Чем закончить? Ах, да, те же Битлз. «All We Need Is Love», аминь. Кстати, а вас тоже раздражают презервативы?

Светлана Мурованная
Антон Яковина

Для журнала "ForMan", ноябрь-декабрь 2007

Новое на форуме