Куршавель по-украински

или что ждет горнолыжника в сегодняшних Карпатах

Картина в целом

Как поется в давней песне группы «ВВ»: «Полонына, полонына, гэй!». Полонинами на Украине называют альпийские луга, раскинувшиеся на вершинах карпатских гор и хребтов. А «гэй!» - это рабочий лозунг текущего момента в Карпатах. Там сейчас вовсю стучат топоры, орут прорабы и надсаживаются моторы техники, пробивающейся через непролазную осеннюю грязь.

В Карпатах сегодня происходит то, что на языке бизнеса принято называть строительным бумом. Он начался лет семь назад. К тому времени держатели больших и малых капиталов в незалежной Украине осмыслили тот факт, что хороший горнолыжный подъемник на раскрученном курорте в сезон – это та же нефтяная скважина. Только качай. И если в стране есть горы, где лежит снег – то туда стоит вкладывать деньги.

Украину Бог горами не обидел. Карпаты тянутся на тысячу километров вдоль западной границы. Добрые старые горы (им 25 миллионов лет), покрытые первобытным лесом, из которого выглядывают сверкающие лысины вершин. Не Альпы и не Кавказ, едва достигающие двухкилометровой отметки, они, тем не менее, полны собственного, ни на что не похожего очарования. Здесь, в самом центре Европы, еще бродят дикие звери и тени наших забытых славянских предков. Здесь красиво, уютно, интересно и романтично. Что касается интересов сугубо горнолыжных, то склонов, на которых есть где разгуляться хоть лыжнику, хоть бордеру, хоть новичку, хоть эксперту – предостаточно. Трассы длиной в километр-полтора можно строить чуть не на каждой второй горке, а в местах повыше – и по три и по четыре. Снега обычно полно – климат влажный и при этом континентальный, с большими морозами. Уже на высоте 1200-1400 метров за ночь наметает по 60-80 см пухляка, и это в порядке вещей. На Драгобрате, самом высокогорном их украинских ски-ресортов (высота около двух километров), к весне накапливается по три-четыре метра снега, который держится до лета. Народ здесь привык кататься весь май, невзирая на плюсовую температуру и буйство зелени ста метрами ниже.

Страна Советов начала осваивать все это богатство с середины шестидесятых. Примерно тогда же начали строить Чегет и Домбай на Кавказе. Первое дело в горах – это дороги. Поэтому самое большое строительство развернулось в стороне от главных карпатских вершин, в местах пониже и подоступней. Выбрали Славское – безвестную железнодорожную станцию в Прикарпатье, где стратегическая железнодорожная магистраль прорезает горы на пути из Москвы, через Киев и Львов, к венграм, чехам и дальше в Европу. Местные помнят, как по этим рельсам катились эшелоны с танками, в 56-м - на Будапешт, в 68-м – на Прагу. На гору Тростян (1232 м), что возвышается над Славским, протянули длиннющий, почти трехкилометровый кресельный подъемник, прорубили просеки-трассы в еловых лесах и поставили несколько километровых бугелей чешского производства. По легенде, они были б/у изначально. Невероятно, но они продолжают благополучно крутиться по сей день.

Так возникло то, что можно назвать Первым Настоящим Горнолыжным Курортом на Украине. Легендарная гора, на крутых склонах и двухметровых буграх которой прошла жизнь нескольких поколений советских горнолыжников. Здесь десятилетиями формировался весь имидж «отдыха на горных лыжах по-советски», воспетый в песнях и осмеянный в анекдотах. Незабываемо, незабываемо: обостренное чувство локтя в кузове ГАЗ-66, набитом людьми и лыжами, «интеллигентные дискуссии» в бесконечных очередях на подъемник, получасовые посиделки в ветер и мороз на жердочке бугеля, зависшего из-за очередной поломки. И бугры, извечные бугры. Как без них, если снега полно, а ратраков нет. Возник даже термин такой: «тростянский лыжник», человек-вездеход, чей стиль езды сформировался в бесконечном преодолении препятствий. При этом народ на горе был счастлив и даже где-то горд своею нелегкой судьбой. Сравнивать было не с чем. Всех роднила борьба за выживание на зверски раздолбанных крутяках и братские попойки под гитару в сельских хатах с удобствами во дворе. «Лыжи из печки торчат, гаснет закат за горой…» В девяностых я с друзьями возил на Тростян дипломатов и работников иностранных представительств из Киева, покататься. Жили, конечно, не в хатах, к тому времени в Славском уже было несколько более-менее приличных гостиниц, но основной сути Тростяна это не меняло, и каждый раз фирмачам выпадало изрядно хлебнуть наших горнолыжных реалий. Похоже, это было для них дополнительной экзотикой, они возвращались в родные офисы, очень гордые собой, как участники опасной экспедиции. Как-то раз с нами съездила молодая журналистка из Лондона. После чего в газете «Financial Times» вышла статья под названием «Лыжи для бедных». Нас задело, но крыть было нечем.

Ну, а потом открылись границы. Люди стали ездить в Закопане, в Татры, в Болгарию, Турцию и даже в самые что ни на есть Альпы, где им открылась правда о том, как должны выглядеть склоны, подъемники, гостиницы и весь сервис в целом на Настоящем Горнолыжном Курорте – в современном понимании. И Украине, если она по-прежнему хотела принимать туристов зимой, пора было наводить порядок в своих красивых, экзотичных, но абсолютно неухоженных горах. Нужен был некий решительный поступок. Или, говоря конкретней, очень серьезное капиталовложение, которое позволило бы не только сотворить хотя бы относительный гламур в каком-то отдельном месте, но и сделать прорыв в сознании масс. Снять диагноз, что Карпаты – это «лыжи для бедных».

Сегодня уже можно уверенно сказать, что прорыв совершился, и такое место на Украине есть. Называется оно Буковель.

Буковель. Скромное обаяние буржуазии

Не будь в Карпатах такой горы, ее стоило бы выдумать. Надо полагать, люди, которые выбирали район для большой инвестиции (а в Буковель, говорят, сразу вбахали миллионов 150), успели перед тем достаточно накататься в Куршавеле. Разумеется, они не могли пройти мимо такого названия. Тем более что кроме него, здесь много и других позитивов.

Прежде всего – это хорошие дороги и развитая туристическая инфраструктура. Буковель расположен в 30 км от городка Яремче и в 110 км от областного центра Ивано-Франковск. Это Гуцульщина, самое сердце Карпат. Из всех обитающих в Карпатах славянских племен гуцулы, пожалуй, самое знаменитое. Классический облик карпатского горца на рекламном буклете срисован именно с гуцула. Они больше других сохранили старинный уклад, обычаи и архитектуру. Вкупе с массой природных и исторических достопримечательностей это уже очень давно превратило Яремче в популярный туристический район. Строительство здесь мощного горнолыжного курорта стало логичным продолжением в развитии уже раскрученного места.

Что касается собственно катания, то это предмет национальной гордости украинцев. Буковель (1227м) – это не одинокая гора, а часть горного хребта. Рядом с ним расположены еще несколько вершин, которые так и просятся, чтобы их объединили в один масштабный ски-ресорт системой скоростных подъемников. Что и было сделано, впервые в Украине, да и во всем СНГ. На сегодняшний день система объединяет три вершины – Буковель, Чорна Клэва (1246м) и Довга (1372м). Построено 14 подъемников (все современные, двух-трех и четырехкресельные) и 22 трассы общей длиной 50 километров. Они проложены с большим знанием дела, и явно не местными специалистами, так что езда по ним превращается в увлекательное путешествие с горы на гору, как в Альпах. Чтобы откатать все, не хватит нескольких дней. Большинство трасс – для новичков и лыжников среднего уровня, которые хотят иметь комфортное катание, есть несколько «черных», плюс просторы для фрирайда, которые открываются, если стартовать с вершин мимо трасс. Склоны тоже смотрятся вполне по-европейски, старательно отратраченные и на всем протяжении оснащенные установками для искусственного оснежения. Есть несколько сноу-парков, специальные склоны и подъемники для детей, трассы для ночного катания. Сейчас на горе могут одновременно кататься до 12 тысяч человек при полном отсутствии очередей. Почти рай.

Цены в этом раю тоже европейские. Один спуск, по расценкам грядущего сезона, будет стоить 15 гривен в будни, 18 - в уикенд и 20 в новогодние праздники. (1 гривна = 5 рублей). Выгодней брать абонемент, они здесь есть всех мыслимых видов: на день, на два, на неделю, на 10 спусков, на 50 и т.д. Однодневный в будни стоит 151 грн, в выходные – 178, на неделю обычную – 711, на новогоднюю – 971. Наш народ, привыкший ко всему приспосабливаться, приспособился и здесь: на форумах украинских лыжных порталов полно советов на тему «как подешевле покататься в Буковеле». В прошлом сезоне было популярно покупать детские абонементы (50% от стоимости «взрослых») и ездить по ним – за этим не следили. Возле касс всегда полно людей, продающих недокатанные «проездные» за пол и за четверть цены: кому-то надо раньше уезжать, кто-то накатался и решил, что на сегодня хватит. Накататься – не проблема, за полдня можно сделать и 20, и 30, и 40 спусков: трассы гладкие, подъемники быстрые, очередей нет…

Жилье, питание и вечерние развлечения в Буковеле – уж точно не «для бедных». Самый дешевый номер в гостиничном комплексе «Буковель» - двухместный полулюкс - в «низкий» сезон стоит 1000 гривен. Верхний потолок – бревенчатый коттедж на 6 персон под названием Villa Shalett (в одном из таких принимают Президента Украины, который тоже любит покататься на горных лыжах) - обойдется в 13615 грн. В день. И тоже в низкий сезон. В новогодние дни он стоит 38500.

По цене и публика. Народ попроще селится не в самом Буковеле, где пакетик «Липтона» в стакане кипятка стоит три доллара, а в окрестных городках и селах, в Яремче, Татарове, Палянице, где все значительно дешевле, и добирается до горы на личном или общественном транспорте. Это уже создало серьезную транспортную проблему. Притяжение Буковеля велико, и посещаемость его стремительно возрастает. В прошлом, провально бесснежном сезоне, когда курорт, невзирая на все снежные пушки, смог проработать всего три недели, здесь успели покататься, согласно официальным отчетам, 500 000 человек. Цифра явно завышена, скорее всего, это просто количество проданных билетов на подъемник, но тем не менее. В Буковель ведет хорошая дорога, но она одна, и добраться сюда из-за пробок, особенно по выходным, становится все тяжелей. Летом была опубликована информация о скором начале строительства 30-километровой (!) подвесной канатной дороги (гондолы) из Яремче в Буковель. Вероятно, это дешевле, чем прокладывать еще одну автотрассу через горы.

Когда находишься в Буковеле, каждая деталь здесь постоянно напоминает о наличии мощной хозяйской руки, которая без лишних церемоний стремится выжать все из вложенных средств. Порядок, размах и само катание впечатляют, но общий привкус «индустриальности» и большое количество «новоукраинской» публики вызывает понятное раздражение у тех, кто привык к традиционной для Карпат «домашней» обстановке. Мой друг, хозяин небольшой гостинички из другого района Карпат, приехал в Буковель на «Ниве». Он пришел в ярость, заметив пренебрежительные взгляды в адрес его любимой «рабочей лошадки» со стороны соседей по парковке (кстати, в Буковеле она совершенно бесплатна), и обозвал этот курорт «лыжным фаст-фудом». Я не стал с ним спорить. Дело вкуса. Тем, кто хочет ощутить дух и очарование Карпат во всей его первозданности, можно посоветовать побывать в других местах этого края.

Боржава. Рай для фрирайдеров

Все, кто катается здесь, очень любят это место и считают его природной горнолыжной жемчужиной Карпат. В народе и в сети оно более известно, как «Подобовец-Пилипец», по названию сел, где расположены подъемники.

Боржава – это название горного хребта в Закарпатье. Цепь вершин – Великий Верх, Гемба, Плай, Магура и Стой (высшая точка, 1682 м.) образуют отдельно стоящий горный массив, огромный и компактный одновременно. Волшебный мир. «There's a nature mystic blowing through the air». Царство девственной природы в десяти минутах езды от железной дороги.

Сюда очень удобно добираться. Все, что едет поездом с Востока на Запад, в Европу через Чоп, проезжает мимо Боржавы. Автомобильная магистраль тоже проходит здесь. Ночь езды от Киева, пол-дня езды от границы с Венгрией и Словакией. Близость Восточной Европы ощущается во всем, села аккуратны, в живописных маленьких городках сохранилось множество памятников средневековой архитектуры, а гуляш в любой забегаловке – это шедевр, не имеющий ничего общего со знакомым блюдом общепита.



Боржава - идеальный полигон для тех, кто хочет научиться кататься на лыжах всерьез. Карвинг, могул, целина, склоны для новичков и маршруты для экстремалов – здесь есть трассы всех типов, крутые и пологие, бугристые и ратраченные. Здесь растут удивительные прозрачные буковые леса, где так удобно гонять между деревьев. Переезды с подъемника на подъемник превращаются в восхитительные ски-трипы. Белые горы поднимаются на километр выше линии леса. Горные цирки между вершинами – это огромные пространства нетронутого снега. В прошлом году на Боржаве состоялся первый, пока неофициальный чемпионат Украины среди фрирайдеров. Тут для них – полное раздолье.

Известно, что следующий генеральный проект типа Буковеля будет реализован именно на Боржаве. А пока район очень быстро развивается усилиями предпринимателей помельче. За последние годы здесь открылось сразу несколько новых склонов с современными подъемниками (сейчас их 11, два кресельных, остальные - бугеля), появились и полноценно работают ратраки. Рядом с подъемниками построили изрядное количество приличного жилья, вкусные ресторанчики и грамотные бани. Повсюду, на полянах возле трасс, вдоль автомобильных дорог повырастали целые городки из маленьких частных гостиниц и коттеджей. Как правило, это семейный бизнес, которым занимаются выходцы из больших городов – Киева, Львова, Ужгорода. В отличие от горцев, которые, как и везде – народ грубоватый, эти новые в здешних местах люди – народ культурный и образованный, и они очень влияют на общую атмосферу и уровень обслуживания. Как водится у владельцев малого бизнеса, они быстро обрастают постоянной клиентурой. Большая часть катающихся на Боржаве приезжают сюда из года в год, часто по много раз за зиму. В итоге на подъемниках половина народа знакомы между собой, что создает атмосферу милого домашнего рождественского праздника, которая царит здесь весь сезон, с января по начало апреля.

Пастораль дополняют крестьянские сани, которые снуют между селами, перевозя лыжников и бордеров с одного подъемника на другой. Можно доехать и на машине, но многие предпочитают сани. Особенно приятно поваляться на них после хорошего фри-райда с Гембы или Великого Верха. Они еще не «оседланы», и от верхних точек подъемников до вершин по часу ходьбы пешком. Приходится попотеть. Зато потом тебя ожидает 3-4 километра езды по таким полям, что на виражах охота орать от восторга. Потом по лесу, по заваленной снегом долине, на выезде из которой звенят ледяные струи водопада Шипот. Под них так приятно окунуться, пока тепленький после спуска. Потом - глоток-другой согревающего – и на сани, домой, отдыхать, ужинать и веселиться в колыбе. Фаст-фудом там и не пахнет. Повкусней, да и цены поменьше.

Драгобрат. Выше всех

Здесь на Украине открывают и закрывают горнолыжный сезон. Соответственно, в начале декабря и в конце мая. Сюда едут те, кто хочет побыть наедине с горами. Точнее сказать, сюда забираются. Здесь нет столь привычного для Карпат деревенского пейзажа, и никто не селится в сельских хатах – просто они остаются далеко внизу. Урочище Драгобрат, откуда стартуют подъемники (их здесь 5, все – бугельные) и где расположены полтора десятка небольших гостиниц и приютов, расположено на высоте 1400 метров, у подножия вершины Стог (1707 м) и горного массива Близницы (1883 м). В этом районе, на границе между Закарпатской и Ивано-Франковской областями, находятся самые высокие хребты Украинских Карпат и их высшая точка, вершина Говерла (2061 м). Ближайший населенный пункт, куда можно доехать на обычном транспорте, автомобилем или автобусом из Ивано-Франковска – село Ясиня. Дальше – только на вездеходе, 14 километров по горной дороге такой крутизны и с такими обрывами, что когда на ней приходится разъезжаться двум машинам, самые слабонервные просят разрешить им выйти. (Любопытно, что в нескольких десятках километров от этого медвежьего угла находится примечательная точка – географический пункт Центр Европы).

Драгобрат

Когда, наконец, оказываешься наверху, кажется странным, что здесь вообще смогли что-то построить. Раньше здесь был единственный приют с печкой и двухъярусными нарами. Сейчас в большинстве драгобратских гостиниц есть все необходимое для человека, который приехал кататься – нормальная кухня, уютные номера, горячая вода, удобства (если они находятся в номере, то он, по здешним понятиям, считается «люксом»), плюс сауна. Стоимость места в приличном номере с питанием держится в районе 30 – 50 у.е. Как легко предположить, это место ценно не фешенебельностью жилья, а природными условиями.

Драгобрат

Снега здесь много ВСЕГДА. Дело не только в высоте над уровнем моря, но и в особенностях расположения зоны катания. Хребет здесь образует подкову. Она обращена на север и, как раскрытый карман, «хватает» снег и укрывает его от солнечных лучей. После хорошего снегопада подъемники, бывает, стоят по полдня, пока их откапывают из свежих сугробов. Трасс здесь – около десяти километров, средней крутизны и сложности. Под словом «трасса» следует понимать участок в районе линии подъемника, обработанный ратраком. Если вы в состоянии кататься не только по утрамбованному снегу, тогда ваша «зона деятельности» практически не ограничена. Хребет и вершины находятся намного выше линии леса и вокруг, куда ни глянь – бесконечные поля целины. Спуски с Близницы и особенно с крутых скалистых Жандармов (туда забрасывают на ратраке) – настоящий фрирайд-экстрим. В хороший день оттуда, с самого верха, открывается, вероятно, самый эффектный вид, доступный горнолыжнику в сегодняшних Карпатах (не считая Говерлы, но там пока не катаются). В глазах бело, на душе светло. Чувствуешь себя наверху блаженства. Выше некуда.

Славское. Тебя, как первую любовь…

Зачастую построить новое проще, чем переделать старое. Тростян таков, каков он есть, и изменить его облик, сложившийся за без малого сорок лет существования, кажется, невозможно. Если что-то и меняется, так это дома в селе, богатеющем на приеме туристов. На месте былых хаток повырастали двух-трехэтажные особняки, приспособленные под мини-гостиницы. Здесь по-прежнему людно, особенно по выходным, когда из Львова прибывают «снежные электрички». Надо успеть оказаться «под креслом» или «на Центре» до их прибытия, чтобы успеть удрать, скажем, «на Запад» и не угодить в очередь часа на два. На гору к подъемнику народ по-прежнему возят на ГАЗ-66-х, приличной дороги от станции до подъемника как не было, так и нет. Говорят, ее строительству дружно противятся местные жители, чтобы не потерять свой бизнес на извозе. Зря, что ль, «газоны» понакупали.

Тростян

Склоны все те же, крутые, бугристые. Кое-где и кое-как их все-таки ратрачат, как правило, для спортсменов, когда им в очередной раз хочется провести здесь свой чемпионат, погонять между тычек. Спортсмены здесь по-прежнему считаются VIP-персонами, и для них отгораживают железной сеткой здоровенный и лучший кусок центрального склона, куда «просто туристам» вход воспрещен. Помнится, когда-то, в юные и лихие года, мы с приятелем пролезли в дырку, чтобы втихаря, под вечер, проехаться по трассе, выглаженной для скоростного спуска. Сначала она идет по очень крутому и широкому склону, потом резко сворачивает вправо, и метров сто надо ехать по узкой и глубокой горной дороге-«трубе». Что в трубе – из-за поворота не видно. Мы обрадовались гладкости склона, стали в стойку и погнали вниз. Влетев в «трубу», мы увидели, что она во всю ширь перегорожена здоровенной смерекой. Надо полагать, положили, «чтоб кто попало не ездил». Деться из трубы некуда: слева лес, справа вертикальная стена, дорога глубоко врезана в склон, а разогнались мы основательно. Поздно было не только тормозить, но и просто падать. Елки слева казались меньшим злом. Мы повернули, и «труба», как современный хаф-пайп, выбросила нас вверх метров на пять. Мы приземлились на верхушки елок. Елки были молодые, невысокие. Они смягчили удар, и мы отделались испугом и синяками. С тех пор при виде спортивных мероприятий в Славском я непроизвольно слегка напрягаюсь.

Тростян

При этом сам Тростян я люблю, как и прежде. Прекрасная гора, очень похожа на Чегет, только без скал и раза в два меньше. Тем, кто научился кататься здесь, любое море по колено. На Чегете тоже кажется, что время остановилось навеки.

Впрочем, перемены и апгрейды в Славском все же произошли. Главная новость – запуск нового горнолыжного комплекса «Захар Беркут» в позапрошлом году. Название комплекса выбрано не случайно. Именно в этих краях, неподалеку от Славского, историческая личность, известная по летописям и кинофильму советских времен, вождь небольшого карпатского племени Захар Беркут утопил татарскую орду, устроив небольшое искусственное наводнение в тесном горном проходе.

Комплекс построили на горе Высокий Верх. Она находится по другую сторону железнодорожной колеи. Там поставили новый двухкресельный подъемник длиной больше двух километров, три бугеля, большую гостиницу внизу и маленькую – на самой вершине. Новое место имеет хорошие отзывы. Подъемники современные, трассы ухоженные. Гора практически одинакова с Тростяном по высоте, 1242 метра, но поположе. Ее верхняя часть свободна от леса, и там приятно погонять на просторе. Особенно довольны те, кому довелось пожить в маленькой гостиничке на самом верху с видом на все четыре стороны. Место - очень романтичное.

Тростян с Высокого Верха видно, как на ладони. Очень красивый и непривычный ракурс горы, столь многим знакомой до последней кочки. Кстати, там тоже собираются строить новую канатку – гондольную. Официальной информации об этом пока нет, но на форумах уже вывесили фотографии вагончиков, которые этим летом выгрузили на станции в Славском. Глядишь – через год-два и запустят.
Как говаривал Вольтер, все к лучшему в этом лучшем из миров.

Антон Яковина

Новое на форуме